rss
youtube
facebook
Обзор Прессы

Новый лидер российских католиков: В Германии Церковь страдает от толерантности

 

life.ru  17.03.2017  Владислав Мальцев.


На прошедшей в Сочи заседании Конференции католических епископов России новым главой высшего органа Римско-католической церкви был выбран епископ Клеменс Пиккель, ординарий епархии святого Климента в Саратове и выходец с территории бывшей ГДР.

— Русских корней у меня нет, — честно признался Пиккель в 2013 году саратовскому "Фокусу города".

Были немецкие — тем более что служит он с начала 1990-х на территории бывшей автономии немцев Поволжья, где поселенцы из Германии обосновались ещё в XVIII веке.

— Я родился (в 1961 году. — Прим. Лайфа) в саксонской деревне, где жила только одна католическая семья — наша. Вере нас учили родители, — вспоминал Пиккель в 2003 году в интервью католической газете "Свет Евангелия". — С моим отцом была интересная история. Когда он сделал предложение моей маме, дедушка сказал, что даст своё благословение, если его будущий зять станет католиком. Любовь делает чудеса — отец согласился... Каждое воскресение мы собирались вместе, и отец читал нам Священное Писание, потом мы молились под его руководством.

После школы молодой гэдээровец поступил в католическую семинарию, а вскоре услышал о существовании своих единоверцев в Советском Союзе.

— Мне было семнадцать лет, когда я стал семинаристом. Кажется, я не думал ни о чём другом. Кроме того, с 1979 года переписывался с этническими немцами, проживающими на территории СССР, в Таджикистане, и знал, что они нуждаются в священниках, — говорит он. — Сначала я служил в Таджикистане. Так случилось, что начал свой священнический путь среди тех, с кем был знаком по переписке. Правда, позже они уехали в Германию, как и множество других немцев. Но некоторые оставались. Мне было удивительно жить среди людей, которые сохранили свою веру, будучи оторваны от церкви, евхаристии и пастырства многие десятилетия.





В интервью информагентству "Благовест" в 2010 году Пиккель по-немецки чётко разложил своё служение в восточных странах по датам: "Став священником в 1988 году, первые два года я служил в Германии, а в 1990-м приехал в Таджикистан, где окормлял общины этнических немцев в Душанбе, Курган-Тюбе и Вахше. А уже на следующий год потребовался священник в Марксе — это в Поволжье, недалеко от Саратова. Тамошнего настоятеля отца Иосифа Верта папа Иоанн Павел II назначил епископом в Новосибирск, и ему была нужна замена. И выбор остановился на мне".

— Сложнее всего было справиться с русским языком. Меня учили дети, — признаётся он.

Как отметил Пиккель "Фокусу города", ему всё-таки было легче, так как он был из Восточной Германии.

— В ГДР русский был обязательным для изучения языком, но учили его все из-под палки. Я потом только понял, как был неправ, когда прогуливал уроки, — говорит он. — Что касается менталитета, то ГДР — это всё-таки соцлагерь, с политической точки зрения там многое было похоже на Советский Союз. Так что мне было проще, чем тем священникам, которые приехали в Россию из Западной Европы.
Позже ему пришлось столкнуться с массовым выездом немцев в объединённую Германию.

— Я помню, как епископ Иосиф Верт буквально уговаривал российских немцев не уезжать, мотивируя тем, что им трудно будет сохранить крепость веры, которую они пронесли через эти страшные годы. Нужно было решить, что важнее — жить в достатке на земле или попасть на небо. И это был не риторический вопрос, — считает Пиккель. — В Германии, где Церковь страдает от различных перегибов — толерантности, дискуссионности, соглашательства с противоречащими христианской морали явлениями, многие эмигранты поняли, что теряют своих детей.





После ухода немцев никому не нужны оказались и построенные некогда ими храмы.

— На территории бывшей немецкой автономии, которая захватывала Саратовскую и часть Волгоградской области, сегодня находятся более 20 разрушенных католических храмов, в основном в деревнях. Больно это говорить, но сейчас они нам не нужны, — рассказывал несколько лет назад Пиккель. — Католиков в той же Саратовской области вряд ли наберётся больше тысячи, поэтому нам нет смысла бороться за эти здания. В Саратове был кафедральный собор в здании, в котором сейчас кинотеатр "Пионер" располагается. Знаю, что в конце 90-х его пытались получить обратно, но опоздали, и его купил частный (инвестор. — Прим. Лайфа).

В связи с последним упомянутым Пиккелем эпизодом более резкую оценку даёт католический интернет-канал "Кана", заявивший в 2010 году, что храм, функционирующий до сих пор как кинотеатр, "олицетворяет собой кощунство безбожия, застывшее в камне".

Однако, по словам Пиккеля, он настроен предельно оптимистично.

— Я, пока не был епископом (до 2000 года. — Прим. Лайфа), даже боялся того момента, когда меня могут отозвать в Германию, — мне в России хорошо работать, жить и мечтать, — отметил он в 2013 году саратовским журналистам.