rss
youtube
facebook
Обзор Прессы

Крест – главное оружие христианина и непобедимая сила

 

regnum.ru  18.03.2017    Севак Мирабян.


Иисус Христос перевернул ход человеческой истории ни политической силой, ни царской властью...


Третья неделя Великого поста называется Крестопоклонной. Накануне перед воскресеньем на вечернем богослужении из алтаря выносится Крест на середину храма для всеобщего поклонения. На проповедях всегда подчеркивается мысль об укреплении верующих на поприще поста, ведь Крест — главное оружие христианина и непобедимая сила. Кто-то воспринимает это с непосредственной простотой детской веры и по-своему ощущает реальную помощь в борьбе с искушениями. Но есть и те, кто более склонен к рационально-критическому осмыслению всего, что он видит и слышит и, порой, бывает весьма непросто таким людям, даже верующим, за всеми этими возвышенными словами и символами нащупать конкретные и актуальные смыслы.

Еще труднее современному человеку соотнести всю эту «высшую глубину» с реалиями собственного нанотехнического бытия. И часто скептикам приходится упражняться в христианском терпении и прощении в попытках хоть что-то толковое услышать от рядовых православных в ответ на свои вопросы. А слышат они обычно, что «оскуде преподобный», что, мол, вот так люди духом помрачились, ведь «последние времена», старцы предсказывали…

Однако было бы несправедливым под девизом веры и благочестия отказывать скептику право быть таковым. Скептики находились и среди ближайших сподвижников Христа. И один из них за свою искренность был удостоен видеть Его лично и методом собственного эмпирического анализа убедиться в том, что Он и вправду воскрес (Ин. 20:25). Другой чрезмерный «скептик» от яркой личной встречи с Иисусом потерял на 3 дня физическое зрение и обрел то зрение, которое и по сей день вызывает восхищение у всех мыслителей нашего времени (Деяние гл 9). И именно ему принадлежат слова: «мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для эллинов безумие» (1.Кор. 1:22).

Христос распятый перевернул ход человеческой истории ни политической силой, ни царской властью. Он не опирался на армию; у него не было ни официального представительства и никаких страховок. Все дельные советы, бизнес-идеи и возможности стать успешным политиком, реформатором, царем освободителем и даже первосвященником, Он отверг, не раздумывая (Ин. 7:14; Мф. 16:22). Со стороны это выглядело крайне непонятно. И острота непонимания усугублялась еще тем, что Иисус отвергал как гендерные притязания на Свою Личность (Мф. 12:46), так и элементарную корпоративную этику (Лк. 7:36−50) и дипломатичность (Лк. 13:32), чем наживал Себе врагов. И, в конце концов, общественное мнение обернулось против Него. Ученики разбежались, Его пригвоздили к Кресту. В ожидании смертного часа Он мог наблюдать, как римские солдаты делили по жребию Его одежды — единственное, что досталось Ему от мира.

Прошло двадцать столетий с момента описываемых событий и Крест Сына Человеческого продолжает волновать сердца и умы всего человечества. Он по-прежнему остается альфой и омегой истории. Все институты, партии и образования вместе взятые не идут ни в какое сравнение с Его влиянием на человечество. Этот парадокс до сих пор не поддается исчерпывающему интеллектуальному анализу. Человек всегда ценил силу, власть и могущество, в основе которых стоят четыре кита жизненной мотивации людей мира сего: страх, выгода, удовольствие, безопасность. Христианство называет это одной фразой — страх смерти. Лучшие представители дохристианского мира понимали это и пытались с этим бороться. Однако только Крест Христа смог изменить ценностную систему координат во всем мире. Добровольно страждущий Бог стал полной неожиданностью для мира: абсолютное бескорыстие, любовь и смирение всемогущего Бога перед своим созданием.

В христианстве Бог поставил себя в условие, когда всякий человек мог не просто вежливо сказать ему «нет», а причинить Ему боль. На все вопросы о несправедливости и жестокости жизни Бог отвечает принятием этой жизни в самом подлом, несправедливом жестоком и трагическом ее варианте. Позицию силы и подавления сполна применили на Кресте и это привело к неожиданному результату — к Воскресению. Теперь невинная жертва стала героем, а палачи остались в стыде (некоторые из них склонились перед Крестом). Слабые и беззащитные обрели покровительство и надежду, ибо сам Творец был одним из них. По мнению французского антрополога и социолога Рене Жирара все они «женщины и старики, дети и бедняки, защитники природы и даже сомнительные меньшинства, своим моральным весом «обязаны» обезоруживающей силе Креста».
В христианстве Бог завоевывает и устанавливает Свое Царство не силой принуждения, манипуляцией, а изнутри человеческого сердца в ожидании его свободного отклика на жертвенную любовь Креста. В свое время известный французский писатель и участник первой мировой войны Жорж Бернанос говорил: «…если бы наш Господь был языческим божеством или богом интеллектуалов — по моему одно и тоже, — Он скрывался бы на небесах… Но вы знаете, что наш Бог уже побывал среди нас. Можете грозить Ему кулаком, плевать Ему в лицо, бичевать и распять Его — что изменится? Дочь моя, все это уже с ним проделали».